новини корупції

Политолог Олеся Яхно о политике РФ: Крым и Донбасс – это о чем? Это вообще не туда

«Даже если читать дневники, например, последние недели из жизни Николая II, то они не чувствуют предвещания катастрофы».

26 марта в России прошли антикоррупционные митинги, поводом для которых стал, по словам СМИ, фильм-расследование о премьер-министре России Дмитрии Медведеве. Авторство фильма принадлежит Фонду борьбы с коррупцией – организации, основанной оппозиционером Алексеем Навальным, которого некоторые украинские политики называют контролируемым инструментом.

В итоге часть украинских экспертов уже успели предположить, что последние события не просто шатают кресло под российским премьером, а могут привести к потере ним высокого поста. Например, директор компании стратегического консалтинга «Berta Communications» Тарас Березовец пишет: «Я считаю, что весь этот шум вокруг имений Медведева затеян, чтобы снять его с поста премьера под новые президентские выборы».

Комментируя такие предположения, политолог Олеся Яхно отмечает: «Существует высокая вероятность, что Медведева поменяют». Но тут же она добавляет: «Но я не верю, что митинги были, чтобы поменять Медведева».

Что касается персоны Навального, то его Яхно называет предтечей. Она объясняет: «В российских реалиях очень часто простые граждане не знают, если им что-то не нравится, к кому обратиться и это высказать. И когда они видят, что кто-то поднимает эту тему, могут проявлять активность не за политика, а потому что видят: появилось пространство, куда можно выйти и заявить о своем несогласии. Поэтому с исторической точки зрения задача Навального – консолидировать эти настроения, которые будут проявляться таким образом. Я это называю предтечей, когда вы формируете это пространство, а дальше будет кто-то реальный».

Подробнее о том, почему российская власть не боится Навального или любого другого политика, и том, как федерация теряет влияние на постсоветском пространстве, в интервью FaceNews рассказала Олеся Яхно.

Также политолог поведала о том, почему федерация вместо внутренней модернизации выбрала движение в обратную сторону и «создала кучу конфликтов».

Существует высокая вероятность, что Медведева поменяют

В минувшие выходных в России прошли антикоррупционные митинги. По словам ряда СМИ, поводом для акций стало расследование Фонда борьбы с коррупцией о премьер-министре РФ Дмитрии Медведеве. Тарас Березовец об этом пишет: «Я считаю, что весь этот шум вокруг имений Медведева затеян, чтобы снять его с поста премьера под новые президентские выборы Путина». Олеся, насколько высока, по Вашему мнению, вероятность того, что в России вскоре будет новый премьер?

Я думаю, существует высокая вероятность, что Медведева поменяют. Не факт, что это будет до выборов (имеются в виду президентские выборы 2018-го года, – FaceNews). Это будет зависеть от того, насколько активной будет внутривластная дискуссия. Но, я считаю, что его в любом случае поменяют.

Но я не верю, что были митинги, чтобы поменять Медведева, потому что считаю, что премьера могут и так поменять, без митингов. Не составляет в условиях российской политической системы какого-либо труда для президента инициировать смену премьера.

Вопрос в том, на кого. Это даже не зависит от того, что есть какая-то другая сильная и желающая занять пост фигура. Это зависит от того, будет ли как-то меняться публичная риторика власти, и в какую сторону она будет меняться. Исходя из этого, может быть выбрана та или иная персоналия на пост премьера. Но опять же тоже вопрос, до выборов или после них. Я думаю, пока такого решения нет.

Какова сегодня роль Медведева в системе путинской власти?

Я считаю, что его позиции очень сильно снизились, если говорить о влиянии в целом на политический процесс. Думаю, даже после того, как произошло политическое переодевание, когда Медведев опять стал премьером, а Путин – президентом, позиции первого ухудшились в том смысле, что это воспринималось как конфигурация, разработанная Путиным, что Медведев в данном случае выполнял роль технического президента. В этом смысле его позиции как фигуры, скажем, сильного политика снизились.

Кроме того, риторика модернизации, с которой ассоциировался Медведев. Та политика, которая проводится в течение последних трех лет, очень далека от модернизации, (находится, – FaceNews) прямо в противоположном направлении.

Поэтому и его образ, и риторика, и то, что он воспринимается как техническая фигура в связке с Путиным, мне кажется, очень снизили его позиции.

Власть не боится Навального или любого другого системного или несистемного политика

Еще один вопрос о митингах. Их активным участником и одним из инициаторов был оппозиционер Алексей Навальный. Фигура, нужно сказать, неоднозначная. Например, народный депутат Борислав Береза в Facebook отмечает: «Навальный – это всего лишь контролируемый инструментарий». Что можете сказать на этот счет?

Я не думаю, что полностью Навальный контролируемая фигура.

Власть не боится Навального или любого другого системного или несистемного политика. Я считаю, любой оппозиционер, который сегодня есть в публичном пространстве, не имеет шансов и даже не является какой-либо альтернативой. Однако он (Навальный, – FaceNews) может концентрировать вокруг себя настроения той части общества, которая не выступает за Навального или кого-то другого, а не согласна с курсом власти.

В российских реалиях, где, мы знаем, нет реальной конкуренции, очень часто простые граждане не знают, если им что-то не нравится, к кому обратиться и это высказать. Общественные организации как таковые этим не занимаются, политических партий как таковых нет, политических институтов нет. И когда они видят, что кто-то поднимает эту тему, могут проявлять активность не за политика, а потому что видят: появилось пространство, куда можно выйти и заявить о своем несогласии.

Поэтому риск не в том, что это Навальный, а в том, что часть общества будет в принципе проявлять несогласие с тем курсом, который проводится. Риск есть и том, что если такая часть общества будет консолидирована, то на каком-то этапе кто-то, уже настоящий возможный претендент, который может появиться очень неожиданно, может потом использовать эту часть общества.

И когда Навальный набрал (почти 30% голосов, – FaceNews) во время выборов мэра, это стало показателем того, какие в Москве есть настроения. Это показатель антивласти.

Поэтому с исторической точки зрения задача Навального – консолидировать эти настроения, которые будут проявляться таким образом. Я это называю предтечей, когда вы формируете это пространство, а дальше будет кто-то реальный.

Однако если есть несогласие с политикой действующей власти, это не значит, что следующий возможный когда-нибудь претендент, конкурент или сменщик будет мягче.

Он может быть мягче в нашем понимании по отношению к внешней политике, то есть называть вещи своими именами, что «это нарушение международного права», но быть гораздо жестче внутри страны, потому что бороться с коррупцией в России вы не сможете мягкими методами.

А если еще и элиты разделят этот запрос. Крупный бизнес может и быть частью этих властных решений, но он должен понимать, что есть какая-то перспектива. Я не помню, с кем было интервью, когда выходит олигарх и говорит: «Мои дети живут на Западе, а я сделал выбор и живу тут». Но они же тоже думают, что это не навсегда, что это на какой-то не сильно длительный срок, год-два-три-четыре. А когда им скажут: «Это может быть на тридцать лет», то вряд ли они тоже к этому готовы.

(Существует, – FaceNews) какая-то часть среднего бизнеса, осознающая, что на преодоление последствий этой политики изоляционизма как результата действий самой России понадобятся десятилетия. (Понадобится время, – FaceNews), чтобы восполнить то, что вы отстанете за эти три года. Мир же не отстает, какие-то страны на каких-то отдельных направлениях выходят на первые роли.

Вы просто ограничили себя, создали картинку, что вы сильные, у вас танки, атомные бомбы. Однако это не та сила. Вы себя загоняете. Поэтому люди с точки зрения перспективы страны и их в этой стране понимают, что это путь в никуда. Поэтому я думаю, что такой позиции будет, чем дальше, тем больше.

Путин может победить (на выборах в 2018 году, – FaceNews), пока мы не видим других кандидатов. Но это не значит, что снимается проблема того, какой курс вы проводите и какие задачи ставите. Крым и Донбасс – это о чем? Это вообще не туда. Это что, развивает Россию? Нет.

Запад, может, медленно реагирует, там, может быть, действительно было много реальных проблем, например, миграционная политика, которой можно было воспользоваться и гибридизировать ситуацию, что любит делать Россия, используя те или иные слабые места или конфликтные позиции. Но Запад тоже увидел. Сейчас выборы в Нидерландах, предвыборная картина во Франции уже выглядит по-другому, то, как реагирует Европа на отдельные ситуации, уже тоже выглядит иначе.

Поэтому то, что Россия думала взломать – не факт, что это получится. Загоняя себя в еще худшую экономическую ситуацию, но рассчитывая, что Россия выстоит, пока не удастся гибридизировать Запад и не обваляться другие геополитическое субъекты – не факт, что это выигрышная позиция.

История российских правителей показывала, что они не чувствуют предвещания катастрофы

Олеся, Вы говорите об элитах. Экс-депутат Госдумы Илья Пономарев недавно сказал: «Я считаю, что в России практически все революционные события начинались сверху, а не снизу», добавляя, что за брожениями вверху обычно следует смута внизу. «И для смуты все готово. То, что мы видели на выходных, показывает, что недовольство большое». Если это правда, то неужели Владимир Путин и Кремль как институт этого не понимают?

Тут я согласна с Ильей, но не факт, что Путин это понимает. История российских правителей показывала, что даже если читать дневники, например, последние недели из жизни Николая II, то они не чувствуют предвещания катастрофы.

Так же в советский период. Что, кто-то оценивал, что происходит в обществе? Когда Горбачев объявил перестройку и гласность, то до этого тысячелетиями никто не изучал, что происходит в обществе, потому что социологии не как части советской идеологии, а как части науки, которая занимается изучением общественного мнения, или философии, которая предлагает какие-то ценностные вещи, не было. И когда происходят какие-то вещи, и вы не понимаете, что у вас происходит в обществе, это, конечно, может иметь какие угодно последствия.

В России все привыкли, что есть лидер. Путин, считайте, с 2000-го года (находится, – FaceNews) у власти, у него нет внутреннего раздражителя. То есть у вас нет реальной оппозиции, вы, если так можно сказать, теряете нюх на восприятие происходящего и видите угрозы, которые вам кажутся угрозами, например, его очень сильно напугала «арабская весна». Однако вы не видите других угроз. Так что, не факт, что Кремль это понимает.

Если бы понимал, может быть, не было бы и Крыма, и Донбасса, не было бы решений не на уровне стратегии, а на уровне спонтанных и эмоциональных решений.

Конечно, это может в определенный момент сработать. Как сработать, никто не знает, потому что формируется эта почва. Есть запрос, он опять же не ассоциируется напрямую с каким-то политиком, но в условиях какого-то момента, причем, неважно, что это может быть, это может себя проявить как угодно.

Если с этим ничего не делать, оно никуда не исчезнет. И если власть будет силовым способом подавлять, то это может на какой-то период снизить проявления такой позиции, но она никуда не исчезнет, потому что ситуация в России не улучшается, а ухудшается.
Facenews

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Популярные новости

To Top