Головні новини

Наши полетели ваших бомбить. Не бойтесь, мы вас небольно убьем

Я написала про Крым еще весной прошлого года — возможно, кто-то пропустил, повторяю без купюр.

Хочу добавить к этому посту только фото из Крыма предвоенного, еще украинского. Из тех мест, где он уже перестал быть советским, где хозяева с любовью и терпением осваивали европейский сервис. Мне очень жаль их сил. И той отобранной у них оккупантами красоты, в которую они, кроме огромных средств, вложили душу. Приятно было отдыхать там. Насколько вижу, качество услуг ухудшилось (исчезло «все включено», закрыта часть помещений, о подорожании молчу — о-о-очень). Краденое руки жжет и пользы не приносит.

Крым.

Я полюбила его во время перестройки.

В советское время Крым был в тени курортного Кавказа. Помните «Зимний вечер в Гаграх»? И в «Иване Васильевиче» режиссер Якин увозил ветреных актрисок отнюдь не в Ялту. Да, Пицунда, Сухуми, Гагры – где вы теперь, шикарные курорты Абхазии… Мама и папа на море ездить не любили (или не могли из-за нехватки денег), но 2 раза вывезти меня в детстве в Сочи и Гантиади сподобились. Было очень жарко, многолюдно, скучно, вечные очереди за малосъедобной едой, плавать не умела, галька больно впивалась в ноги… Короче, на море мне не понравилось. И, когда повзрослев, видела, как с боем добывают профсоюзные путевки или отказывают себе во всем, чтобы поехать «дикарем» и в полной мере вкусить «очередного отдыха», пожимала плечами и не понимала, почему все так восторгаются. Ведь есть тьма интересных мест, где ты еще не был.

Но с началом перестройки, когда еще не рухнула советская санаторно-курортная система и распределение путевок по предприятиям, а у людей уже не было денег, наш флагман тепловозостроения вынужден был распределять путевки не только среди начальства и профсоюзной верхушки. В начале перестройки было одно гениальное решение, забравшее все время после работы и лишившее возможности не только ездить куда-либо, но и просто думать на любые другие темы. Это было выделение всех неудобий под садово-огородные кооперативы. И вот, пока народ кверху попой осваивал свои 6 соток, мы получили возможность (правда, в мае-июне – путевки в сезон до нас все равно не доходили) дешево — за 10%-съездить в Крым. Позволить себе плановый отдых там, где хочется, мы уже не могли, и это была единственная возможность вывезти куда-то детей. Путевки были горящие, решать и занимать деньги у всего отдела нужно было быстро, но в итоге, в компании таких же отчаянных мы оказывались в сказке. Доля авантюризма в таком отдыхе, конечно, была. Кроме запугивания из всех средств массовой информации агрессивными крымскими татарами (перед каждым сезоном рашка устраняла конкурента), добавлялись и бытовые неудобства. Развал системы уже сказался и на курортах – то не было воды; то талоны на питание выделялись в совершенно недетские забегаловки с сизыми завсегдатаями; то, чтобы включить свет, нужно было в период тотального дефицита добыть лампочки в незнакомом городе; а уж доехать –это было отдельным испытанием нервов…

Каждый раз тебе предлагался новый квест, но что значили все эти трудности перед тем безграничным серым-синим-бирюзовым восторгом, который открывался внизу слева, когда медленный троллейбус спускался с Ангарского перевала. И потом непрерывная цепь чудес: это счастье, когда ты открывал глаза и видел за окном пальмы, первые розы, олеандры, и вдыхал этот вкусный воздух, состоящий из запаха моря, гор, хвои и цветов одновременно. Эти незнакомые певучие названия: Гемата Кайя, Ай-Даниль, Демерджи… Эти горы и альпийские луга, куда тянули тебя маленькие непоседы, которые в любом месте успевали обрасти компанией новых друзей (не люблю хвалить своих детей и, наверно, зря – они были рады всему, никогда не капризничали и спокойно помогали выйти из любой непредвиденной ситуации). Храмы и мечети, Джума-Джами, прохладная в самую адскую жару. Дельфины, устраивающие представления и так же неожиданно исчезающие, как и появились. Огромные яркие звезды на бархатном черном небе Ай-Петри. Сказочные гроты Нового Света и золотые пески Феодосии. Великолепные парки Алупки, Ливадии и Мисхора. Разваленный и цельный Херсонес. И райские кущи Никитского ботанического. И навсегда любимая Кичкине, наша Малютка…

Потом, много позже, когда модно станет ругать Крым, приводя ему в пример египетско-турецкие «все включено», мы все равно любили его и умудрялись найти уголки, хозяева которых умели создать удобство, уют и радоваться нам. Да и логистика была удобной (боже, как же непривычно видеть вокзал Симферополя пустым). На майские и НГ легко и просто было найти несколько дней, чтобы выбраться из больших городов и снова восхищенно ахнуть при виде его всегда новой красоты. Конечно, раздражало жлобское отношение всех властей Крыма к этому уникальному месту. Но крымчане с завидной последовательностью продолжали выбирать рыгов, загаживать места общего пользования и ждать манны небесной. Не все, конечно, многие отели начали ориентироваться и на въездной отдых и соответственно подтягивать стандарты, чтобы привлечь избалованных иностранцев. Поляки, прибалты, чехи, французы, немцы, не говоря уже о россиянах и белорусах, с удовольствием приезжали в наш Крым… И мы тоже с гордостью возили своих российских племянников, наотдыхавшихся в Греции, Испании, Турции, Египте в наши любимые места. Им нравилось все – и сервис, и красота,и цены. Перед войной в украинском Крыму появилось много мест отдыха для среднего класса.

После долгого противостояния и кровавого кошмара 18-20 февраля бегство Чивокуня и всей его своры принесло такое облегчение, которое, казалось бы, ничего не может омрачить. Та самоотверженность и организация многих, которую принес в нашу жизнь Майдан, позволяла надеяться, что теперь перемены к лучшему произойдут быстро. Гордость за страну и надежды на будущее переполняли. И тем больнее было падение. Бурление в Крыму я сначала воспринимала спокойно – не в первый раз, побурлят и успокоятся. Поймут, какие выгоды принесет им Евросоюз, благоустройство, европейские туристы — и все устаканится. Привычка прибегать с работы и сразу лезть в новостные ленты уже стала устойчивой. 1 марта три года назад я работала в субботу, и, вернувшись, как обычно, включила компьютер. Сообщение в Скайпе от племянника из Казани ошарашило своей простотой и нелогичностью: «А наши полетели ваших бомбить. Не бойтесь, мы вас небольно убьем)))» -типа,шутка.

Он по работе был связан с беспилотниками, часто выезжал в командировки на аэродромы, хоть и часто хвастал, но мог иметь какую-то информацию. По телевизору показывали, как военные борты садятся в Крыму. Потом, когда были ситуации гораздо страшнее, у меня почему-то уже не было такого беспросветного ощущения ужаса, как в тот вечер. Я не могла ничего делать, ни о чем думать, только одно: почему, за что, как русские могли напасть на нас, как Женя, может так… Потом он много раз (по пьяни, судя по бессвязности) садистски стремился к диалогу, изводя меня бесконечными бессмысленными смс-ками, ночными звонками, сообщениями в скайпе. После первых безуспешных попыток общения и сердечных приступов в результате последующие шли по одной схеме: когда Женя появлялся в сети и начинал бомбардировку, я просто отключала все гаджеты, а утром копировала десятки его злобных сообщений и отправляла их его родителям. Сеансы ненависти становились все реже, потом и вовсе сошли на нет, чему я рада и больше не терзаю себя воспоминаниями о том маленьком мальчишке, который бегал за мной в луганской квартире на картале Дзержинского 30 лет назад.

А тогда, в марте 2014, я вместе со всей страной следила за событиями в Крыму и начинала понимать, что чувствует жертва насилия. Муж служил в евпаторийской артиллерийской учебке, и я отчетливо представляла себе, на каком отшибе находится военный городок, и как страшно им там сейчас в окружении вежливых отбросов. Машина войны катилась вперед. Храбрые татары еще умудрялись прорваться к окруженным в/ч, но это уже ничего не могло изменить. Крымско-татарский канал проводил героические эфиры, но русскоязычные челюсти орали: «Путин, приди!» и заглушали голос разума. На смену отчаянию пришло тупое равнодушие, и как-то на мои слова «пусть сдохнут своей смертью в родной гавани, слава богу, что без крови» младшая сваха, медик, работавшая за рубежом в зоне военных конфликтов, сказала: «Ты неправа. Они будут надеяться, что мы все сдадим, лишь бы не было крови. Теперь они попрут дальше». И очень скоро мы увидели, что она права. А войну радостно позвали в Украину наши земляки. Но это уже другая история

Елена Воронянская
Источник

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Популярные новости

To Top