Головні новини

«Многие в Донецке тоскуют по Украине»: историк Козловский дал первое интервью

Ученый-религиовед Игорь Козловский пробыл в плену у боевиков «ДНР» почти два года. Чтобы не сойти с ума, он занимался йогой и думал об учениках и Украине. Об этом он рассказал в первом за почти два года интервью, сообщает ТСН.

Журналистов Козловский встретил в палате киевской больницы опрятным и одетым в чистую рубашку, которую принес сын Александр. Это интервью стало первым после того, как его в январе 2016 года в центре Донецка схватили боевики и обвинили в проукраинской позиции.

«Почти все оставил там. И книги – их много очень, их не вывезти. И те, что писал там, оставил тем, кто там до сих пор. Ребята читают там, говорят – им помогает, — начинает он, но сразу же добавляет, что самое главное вывез с собой. – Самое важное – воспоминания. Они все в голове. Вообще там есть традиция, чтобы ничего не брать из мест лишения свободы».

Не сойти с ума в донецкой тюрьме ему помогли упражнения по йоге и осознание поддержки со стороны свободной Украины, а на обвинения в том, что все его ученики за Украину, он ответил своим палачам, что от этого счастлив. Ученый почти два года просидел в подвалах псевдореспублики.

Козловский признался, что литература за решеткой воспринимается иначе, чем в свободной жизни.

«Большинство обычных людей работают, у них нет времени, чтобы читать литературу или заниматься собой. А там вынуждены – или ты можешь сойти с ума, или ты развиваешься. Поэтому литература, нормальное общение играют важную роль, чтобы человек с ума не сошел. Потому что есть огромное психологическое давление и моральное давление. Во-первых – это условия пребывания. Если человек находится «на подвалах» или в маленьких камерах – там нет нормального общения, необходимого людям. А тут подвалы СИЗО, в которых в советские времена содержали тех, кто приговорен к смертной казни. Потом тех, кто отбывает пожизненное наказание, и нас там всех держали. Там и сейчас держат много людей, особенно не согласных с событиями, которые там происходят. В колониях там ситуация получше, хотя и не всегда. В 97-й колонии, где были наши военные, говорили, тяжелые условия. Где был я – легче», — пояснил ученый.

По его словам, в незаконном заключении он познакомился с интересными людьми.

«Было очень много знакомств. Люди, которые находились в таких условиях, поддерживают друг друга, и, думаю, дальше также будут поддерживать. И с местными, и с теми, кто воевал с той стороны «ополченцами», и с нашими ребятами – с теми, кто вышел на свободу. У нас такая братская поддержка. Если анализировать, то большинство тех, кто начинал в 2014-15 годах воевать, сейчас в колониях. По разным статьям. Большинство — по сфальсифицированным обвинениям, что-то подбросили, например, или действительно за совершенные преступления – грабеж, кражи. Кажется, это политика. Такое впечатление складывается, хотя не могу сказать достоверно. Будто намеренное переписывание истории. Так бывает в истории – когда революция происходит, а затем уничтожаются те, кто ее делал. Это мы видим еще от Французской революции. Любые события, даже сепаратистские, имеют такой же сценарий», — пояснил ученый.

Козловский считает, что местные не очень довольны тем, что происходит на оккупированной территории Донбасса.

«Многие из них тоскуют по временам, когда были в Украине. Они не могут сказать об этом открыто, это уже расценивается как пропаганда и поддержка Украины, хотя эти люди могут быть и не проукраинскими. Просто обычные люди, которые живут своей жизнью и хотят, чтобы она была такой, как раньше. Сейчас у них таких условий нет, и они скучают по обычным вещам. Например, за украинскими продуктами или по временам, когда не было комендантского часа, за спокойной ситуацией. Есть люди, которые хотели бы, чтобы вернулась Украина, но они так или иначе принимали участие в каких-то событиях. Даже если не воевали, но есть опасения, что придет Украина, и они окажутся за решеткой. Поэтому они надеются, что будет амнистия и будет все спокойно», — рассказал освобожденный заложник.

О себе Козловский также сообщил, что на него персонального давления не оказывали.

«Еще от начала, когда это были «подвалы», мне сразу сказали – вы человек зрелый, убеждать в чем-то вас не будем, знаем вашу проукраинскую позицию, вы ее демонстрируете, мы не будем вас переубеждать, время тратить. Сказать, что именно на меня было психологическое давление – так трудно сказать. Могу сказать, что в колонии нормально относились и учитывали мою позицию. Говорили – мы вне политики здесь, это просто режим, в котором мы все находимся», — рассказал он.

Следствием, по мнению профессора, стало сравнительно лояльное отношение к нему со стороны надзирателей.

«Не разрешали иметь телефон, чтобы у меня не было связи с Украиной. Меньше у меня было возможностей общаться с кругом осужденных, которые там есть, чтобы меньше было влияния. Кто ко мне подходил, я всегда делился, помогал. Мне позволяли иметь свой режим – не очень ранний подъем. Я поддерживал себя физически – занимался упражнениями, дыхательными практиками. Был свой распорядок употребления пищи. Писал, есть рукописи, даже стихи писал. Там есть телевизоры, смотреть разрешали. Украинских каналов там почти нет. Российские или местные каналы. Я смотрел их, как исследователь, чтобы понять механизм влияния на людей, информационной войны. Этот механизм прост, простые методы манипулирования сознанием. Если нет иного продукта, люди едят этот продукт», — признался он.

Козловский добавил, что владел информацией о поддержке Украины.

«Да, я знал, что происходит, мне передавали. Знал, что такая у меня поддержка сильная в Украине. И я благодарен всем: и средствам массовой информации, и Вакарчуку, и Джамале, и президенту, и Геращенко Ирине — всем я благодарен. Меня поддерживали все, и мне передавали с Украины и еду, и прочее, и ученики передавали», — пояснил ученый.

В то же время он осознает, что так легко было не всем.

«Когда я поехал уже в колонию, мне рассказали, что человек, который был рядом там «на СИЗО», повесился. При том, что обвинения были надуманные – он просто сдавал квартиру человеку, которого обвинили в шпионаже. Ему сказали, что за это дадут пожизненное, и он повесился. Такие случаи есть, кто-то не выдерживает и ломается», — констатировал профессор.

Козловский добавил, что страшно было только сначала.

«Особенно в самом начале, когда привезли в «подвал», и ты не понимаешь, что происходит. А еще когда там остается ребенок твой – это страшно. Но не за себя, за родных», — пояснил он.

Своего больного сына он надеется увидеть в конце недели, когда закончатся все обследования: «У него 31-го день рождения, у нас такое двойной праздник».

 

Козловский также поделился планами на дальнейшую свободную жизнь.

«Есть огромные планы и научные, и преподавательские. Надо работать, а также освобождать тех, кто остался там, это также и наша задача. Надо делать Украину счастливой. Надо учить людей любить. Любовь – не только эмоция, это и работа огромная, которая дается не сразу. Да, я спрашивал, за что мне такая судьба и зачем мне такой опыт. Ответа я не знаю, видимо так должно быть», — признался он.

Ученый уверен, что все войны заканчиваются.

«Люди устали. И мы устали, и они устали. Надо начинать диалог. Там идет диалог – политический, а надо разговаривать с людьми. На общественном уровне. Находить что-то общее, мы должны это делать», — говорит профессор.

По его словам, ему удавалось общаться и убеждать людей в Донецке.

«Одно из обвинений, которые мне говорили там в «МГБ», что все мои ученики почему-то проукраинские. Это удивительно для региона, и что они не выехали, остались и выступали с позиции Украины», — пояснил он и добавил, что ответил на этот упрек просто: «Я счастлив».

Напомним, 27 декабря в Краматорске (Донецкая обл.) колонну автобусов с освобожденными в рамках обмена между Киевом и «ЛДНР» украинцами встретил президент Украины Петр Порошенко. Около 22:00 всех освобожденных доставили в аэропорт Харькова.

Источник

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Популярные новости

To Top