Головні новини

Барыгам в Украине не нужен Саакашвили, потому что ему верит народ

Подходит к концу 2017 год, ставший для Украины очередным этапом углубления социально-экономического кризиса. Медийной «звездой» осени — зимы уходящего 2017 года вполне можно назвать экс-президента Грузии и лидера партии «Движение новых сил» Михаила Саакашвили, устроившего «прорыв» украинской границы 10 сентября и 11 декабря отпущенного на свободу, несмотря на возбужденные в отношении него уголовные дела.

Олигархические СМИ в один голос утверждают, что Саакашвили непопулярен среди граждан.

Ссылаясь на мнение так называемых политиков, политологов и различных общественных деятелей, говорится, что Саакашвили смог собрать очередной майдан на волне неуклонно снижающегося рейтинга президента Петра «Барыги» Порошенко.

Так, по мнению социолога из Закарпатья Виктора Пащенко, украинский лидер теряет и без того не слишком большую поддержку:

«Происходит потеря президентом остатков лояльного электората: если на выборах он получил в среднем по стране 54%, сейчас рейтинг упал ниже 10% — и это бюджетники, лояльный бизнес, сотрудники администраций и их семьи».

Украинский политтехнолог Виталий Бала считает, что люди выходят на «Марши за импичмент» не в поддержку Саакашвили, а в связи с ошибками власти.

У Порошенко самая маленькая легитимность

К слову, из пятерых украинских президентов самый лучший результат на выборах у Порошенко. Победа в первом туре — 54,7% избирателей.

Но если смотреть на величины по количеству избирателей, то картинка совсем другая:

  • За Кравчука проголосовало 19 643 481 избирателей — это 61,59%;
  • За Кучму проголосовало 14 016 850 и 15 870 722 избирателей — это 52,15% и 56,25 %;
  • За Ющенко проголосовало -15 115 712 избирателей — это 51,99%;
  • За Януковича проголосовало — 12 481 266 избирателей — это 48%;
  • А вот за Порошенко проголосовало — 9 857 308 избирателей.

Меньше всего украинцев представляет Порошенко, у него самая маленькая легитимность. И это если не учитывать падение уровня его поддержки сегодня.

 

«Давайте отделим движение Саакашвили от людей, которые не удовлетворены ситуацией в стране. По моему мнению, ни одна политическая сила не способна вывести такое количество людей на улицы. Все достижения оппонентов власти — скорее всего просчеты и ошибки самой власти. Люди выходят не за конкретного политика или политическую партию, а против тех решений, которые принимает действующая власть», — считает Бала.

По его мнению, как и в 2013 году, политики лишь «пытаются возглавить протестные настроения и пробовать ими руководить».

О поддержке Саакашвили как результате падения авторитета власти говорят и в военной среде. Так, глава украинского военно-патриотического объединения участников «АТО» «Справедливость» Тарас Костанчук считает, что негативный характер отношений украинцев к действующей власти стал очевидным благодаря событиям с участием Саакашвили.

«Кажется, де-юре оставаясь легитимной в глазах народа, власть потеряла всякий авторитет, и сегодня люди выступают, прежде всего, против действующей власти, — сказал Костанчук. — Мало кто поддерживает Саакашвили, но еще меньше хотят видеть продолжение этой власти. Данные последних социологических исследований поражают: Верховной раде не доверяют 87% украинцев, правительству — 82%, прокуратуре и судебным органам — 87%. Не меньше впечатляет и антирейтинг украинских политиков: президенту Украины не доверяют 81%, [лидеру «Батькивщины» Юлии] Тимошенко — 74%, [главе «Оппозиционного блока Юрию] Бойко — 73% населения».

«Растет недовольство властью, но оно не выливается в массовый протест, стимулируя протест пассивный: самоустранение от общественно-политической жизни и бегство из страны, — отмечают социологи. — Одновременно сформирован запрос на качественное обновление власти».

К тому же в Украине уличный протест дискредитировал себя, причем последней каплей стал Михомайдан.

Важным они считают авторитет жителей Киева. Социолог Игорь Грозный пояснил:

«На их мнение очень сильно повлияла информация о проплаченном характере митингов — в столице это погасило потенциал. Кроме того, изначально каждая группа протестующих имела свое ядро, которое акцентировало внимание на своих требованиях — и изначально ни по одному ключевому вопросу не было поддержки. А радикальным силам попросту хотелось накрутить температуру протеста, с чем большинство пока не согласно: люди помнят, как сработали крайние меры в 2014 году».

Складывается впечатление, что поддерживающие Саакашвили силы могут рассчитывать на поддержку именно радикальной части общества. Так, по мнению главы Центра социологических исследований «Особый статус» Александра Проценко, соответствующий климат в обществе вполне созрел.

«Хилый «михомайдан» может перерасти в результативное «торжество народного гнева» только при окончательном замыкании ключевых звеньев антипорошенковского консенсуса внутри украинского политикума, — заявляет Проценко. — Хотя в целом соответствующий климат в обществе для подобных изменений вполне созрел. Точнее, созрела наиболее радикальная часть социальной среды. Там, как говорят химики, раствор насыщен и готов к реакции».

В Украине «синтетические» майданы не проходят

Сами радикалы не воспринимают деятельность Саакашвили всерьез. Так, глава информационного отдела «Правого сектора» (организация, деятельность которой запрещена в России) Борис Береза утверждает:

По его оценке, украинцы не подержали оппозиционера: 5—15 тысяч нельзя считать народной поддержкой.

«Давайте так: 10 тысяч, 12 тысяч, восемь тысяч, пять тысяч, 15 тысяч, — это не то количество, которое поддерживается майданом. На майдан выходят десятки тысяч людей — это раз. Второе — майдан — это было стихийное действие, когда люди вышли и поддержали. А тут… «Давайте за импичмент!» — не проходит, «Давайте шоколадного барыгу снесем!», «Давайте то, давайте это!». Проблема Саакашвили — он не понимает: улица не поддерживает уже его», — сказал Береза.

Источник

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Популярные новости

To Top